Балтимор — Флоренция. Телефонные разговоры

Сергей Пилипенко

Рассказ

ПОЧЕРК. Балтимор-Флоренция. Сергей Пилипенко

© Игорь Низов / Фотобанк Лори

― Алло. Привет. Как дела?

― Не твое дело.

― Ты что, все еще дуешься?

― А ты как думал? Твое хамство не знает границ. Ведь сам тем же зарабатываешь. И я могу шутить на счет тебя так же бесконечно. Ладно, давай о деле. Марте стало лучше, но симптомы остались. Доктор сказал, что многое непонятно. Нужны анализы. Я еще не посчитала, но ясно, что потратиться придется. А какое я ей вчера платье купила! А ботиночки какие. Обалдеть! Она в них уже ходит. Туфельки еще присмотрела, но жаба задавила. Дорого больно.  Приедешь, увидишь.

― А как там наш сынок?

― Да Максиму-то что? Носится, как угорелый. Шило в заднице, одним словом.

― А чего вздыхаешь? Ну вот, опять вздохнула. У меня в трубке эхо прямо какое-то. Чего молчишь?

― Да чего вздыхаю? Марта беспокоит. Лейкоз ― это не шуточки. От социальной помощи толку пока никакого. Слишком маленький срок вида на жительство.

― Ладно, заработаем денег ― вылечим. А чего молчишь по поводу переезда на новую квартиру?

― Переехали, все заплатила. С няней рассчиталась.

― А где деньги взяла?

― Заработала.

― Ну, ты даешь! Работала, не покладая рук, особенно ног.

― Да пошел ты….

*  *  *

…― Это я виновата. Доктор ясно ведь говорил: рожать нельзя.

― Но ты дочку очень хотела. Ладно, не плачь. А то я сам сейчас… Давай лучше помечтаем. Ездил я тут в соседний штат с одной клиенткой. Кругом озера, озера, озера. А вокруг них домики, домики, домики. Очень симпатичные. Вот бы купить такой. Я бы рыбалкой занялся. Купил катер, снасти приобрел. Рыбачил беспрерывно. И ты бы работу нашла…

― И у нас здесь во Флоренции неплохо. Я бы учительницей пошла…

― Да ты что? И на каком же языке ты бы преподавала? У тебя только с русским проблем нет. А вот с остальными ― сомневаюсь. В итальянском ты ни бе, ни ме, ни кукареку. Вокруг шеста извиваться уже поздновато. Не потянешь. Может, лучше опять массажисткой? Дело знакомое.

― Всё, достал. Больше не звони. Чао.

*  *  *

― Алло. Привет. Деньги получила?

― Давно уже. Сам-то где пропадал? Больше недели ни слуху, ни духу. И откуда такая щедрость? Целых две с половиной!

― Да, тут одна миллионерша ухватилась за меня мертвой хваткой, обхаживает по полной программе.

― Ну, и ты ее по полной… Смотри, не увлекись.

― Да ты что? Она же старуха. Хотя сколько ей лет, не знаю. Не говорит. Знаю, что дети уже взрослые. И внуки есть. А храпит как! Ужас!

― Вы что, спите вместе?

― В том-то и дело, не отпускает ни на шаг. Если она на работе, я должен быть у нее в доме под надзором Большого брата. Везде камеры. Есть, правда, у нее какой-то управляющий. Негр. Пардон, афроамериканец. Зовут Майкл. Смотрит на меня с подозрением. На работе она редко бывает. Если я правильно понял, фирма ей досталась от покойного мужа. В дела свои, мне кажется, не особенно вникает. Прижимистая. Но потихоньку раскручиваю.

― Да уж. Теперь ты первый парень на деревне. Миллионерши на тебя западают. Как же, помню тебя в Авдеевке на пляже. Весь из себя. Торс, фигура. Все девки были твои.

― Но я выбрал тебя… Ну, и ты впечатление произвела, когда в баре на сто сороковом километре вокруг шеста крутилась. Все мужики твои были.

― Не преувеличивай. Пять-шесть пьяных посетителей пялились, не отрываясь от стаканов…

― Чтобы тебя набрать сейчас, поменял симку. На всякий случай. Сам, типа, за сигаретами вышел. Скоро начнется. На пляж вместе, по магазинам ― я рядом. В бар ― то же самое.

― Вы что, там пьете? Тебе же нельзя! Ты целый год держался. Сколько я с тобой мучилась.

― А что ты хотела? Как я могу отказаться? Она клиент и поэтому всегда права. Тебе ли не знать? Если ты думаешь, что за мной тут очередь выстроилась, то сильно ошибаешься.

― Бросай ее. Плохое у меня предчувствие.

― А что с Мартой будет? Где столько заработаем?

*  *  *

ПОЧЕРК. Балтимор-Флоренция. Сергей Пилипенко

© Kirill Kedrinskiy / Ingram Publishing / Фотобанк Лори

… ― Отдала мне ключи от шкафа с мужской одеждой. Пользуйся, говорит. Чего там только нет! Я поковырялся. В кармане какого-то пиджака нашел золотой портсигар. Мужа, наверное. Продал тут же, улучив момент.  В других шкафах цепочек всяких в коробках, как у дурака фантиков. Трогать пока опасаюсь. На вилле завела меня в гараж размером километр на километр. Пользуйся, говорит, только некоторые машины ремонтировать надо.  Никто, как я понял, туда давно не заглядывал. Бьюики, ситроены. Чего только нет! Попробовал разобраться. Думал, разжиться чем-нибудь получится. Нет, потащила в бар. Битый час танцевали в пустом зале вдвоем под ее любимый блюз. Таращилась на меня хмельными глазами.  Кстати, помнится, ты сказала, чтобы я ее бросил. Знаешь, что от нее я услышал? Говорит, найдет, где угодно. Знает про меня все. И про проблемы с миграционной картой. И про судимость.

― Да ты что? Это ведь в России было. Откуда она может знать?

― Большой брат все знает, особенно если его деньгами подпитывать, а этого у нее завались…  Как она мне надоела. Смотрит на меня, как на вещь.

*  *  *

… ― Андрей, в чем дело? Почему у тебя язык заплетается? Ты выпил? Я ведь просила! Алло, ты где?

― Не ори. Здесь я… Все, крышка. Я приплыл, кажется. Да что там… Уже не кажется. Пора сушить сухари. Хотя и это поздно. Сейчас за мной приедут…

― Алло, что случилось?! Ты меня пугаешь.

― Только что ее скорая увезла.

― Кого?

― Кристину. Кого еще? Спер я еще пару золотых цепочек. Она засекла. Не знаю, как.  Набросилась на меня пьяная с гантелей, звезданула по голове. Я отбивался, ну и удар не рассчитал.  Затылком ударилась.

― Откуда гантели взялись?

― Спортзал ее здесь за стеной. По вечерам она пьянствует, по утрам у нее фитнесс. Дура старая! Собака на сене! Черт бы ее побрал. Зря мы из России уехали.

― Но ведь это ты заладил тогда: «Пора валить из этой страны, пора валить». Вот и свалили.

― Да ведь и там то же самое!  Везде деньги на лечение нужны. Евро, баксы, рубли. Евро, баксы, рубли. Всюду клин, куда ни кинь.

*  *  *

― Алло, Андрей, ты где? Алло, Андрей! Куда пропал?

― Мэм, вы кто? Я вас слушаю.

― Где Андрей? А вы кто?

― Я мажордом Майкл Алонсо.

― Я Мария Свешникова ― жена Андрея Свешникова. Что случилось?

― Ваш муж предупреждал, что вы будете звонить, очень беспокоился по этому поводу. Поэтому я ждал вашего звонка. Ваш муж Андрей Свешников арестован по подозрению в убийстве Кристины Шеффер. Он во всем сознался. Сам вызвал полицию. Ладно, не рыдайте уж так. То, что ваш муж был застигнут во время воровства, обстоятельство, конечно отягчающее. Но камеры четко зафиксировали, что он подвергся нападению со стороны хозяйки дома и получил увечья. Защищаясь, ударил ее и убил. Это уже статья о превышении самообороны. Непредумышленное убийство. Налицо смягчающие обстоятельства. Я закончил три курса юридического, немного разбираюсь. Ладно, не плачьте. Что ж поделаешь? Понимаю, как я вас расстроил.

― Вы не просто расстроили. Вы меня убили. И, наверное, не только меня.