«Пролетье»

Елена Сальникова

Ольга Крутикова. ПОЧЕРК. Бабочка лета

 

Лето

С детства помнится, что ни лето,
будто чайки — божьи манжеты,

Бог там в небе машет руками —
дирижирует облаками.

А гобои Его и флейты
хлещут ливнями, как из лейки.

Солнце пуговкой держит тесно
лоскутки земной и небесный,

синий ситец и бархат синий.
И теплеет басок пчелиный.

Детство в пене берёз осталось,
майской вечностью напиталось. 

 

Июнь

Пролетье! Сколько синевы,
кузнечикова нега,
все сосенки в доспехах.
Дыханье трав, и комары
трубят о дне веселья.
Тут мыши с воскресенья
горошек свой растят, растят.
Пчелиный гул над лугом,
как баховская фуга.
Ночь поднимает якоря,
и слышу, как просторны
воздушные валторны.

Июль

В том июльском доме пелось грозами,
пахло пирогами, абрикосами,
осы жили в щелях. Под окном
торговали мёдом и бельём.

Обгорали улочки шершавые.
Колесо безлюдное стояло и
прячась от жары, стояла речь
в пересохшем горле. И отвлечь

тело от воды ни враг не мог, ни друг.
В сумерки горячечный вселялся дух.
Стражей вездесущей до зари
облетали ночь нетопыри.

А она бросала в сон желанный —
в глубину — зеленые каштаны.

Август

Я встала на пути дождя —
он даже не заметил,
как беспризорник, босиком,
сбежал к реке. За ним
пошли маслята и цветы,
и все стрижи на свете
глотнули высь — и унеслись…
День стал совсем иным.

Но у меня, как у сверчка,
нежнейшее занятье:
пождать, пусть каплями слова
стекаются в тетрадь.
Поставить август на пюпитр
и тишину начать бы.
Изящно палочкой взмахнуть,
вот так, и — тсс… начать.