«От расточительных азалий…»

Ехиэль Фишзон

Поэзия

ПОЧЕРК. Дэррил Тротт. Ирисы

От расточительных азалий
до алых тонких злюк-гвоздик
цветы у женщин переняли
интриги, шпильки и язык!
Несытый,  как блондинка, шпажник
так глянет вдруг, дрожа плечом,
что раскрывается бумажник,
цена любая нипочем.
Шиповник  с розой? Сват с кумою!
И вся деревня сплетню шьет
коленке розовой, зимою
в колючий взятой переплет.
У орхидеи с орхидантой
такая зависти страда,
что круг шестой для них у Данта
приуготовлен навсегда.
О них в теплице тары-бары
стрелитций длинный язычок
ведет с глицинией на пару.
Нарцисс то фыркнет, то молчок.
Довольна астра хризантемой,
а та клянёт исподтишка
соседку: «Не хватает клеммы
в мозгах! Тюльпана-дурака
тупей! Но тот хоть авантажней,
а эта красит седину,
да так, что видно…» И о шашнях
мечтает каждую весну.
Гитарный стон, козетка, кресло,
кавказской лилии стегно
и гиацинтов влажных чресла
облагорожены луной.
К ним тянутся усы иссопа,
пион-певун, гуляка плющ
и призрак мака, что Европой
бродя, заводит коноплю.